СОДЕРЖАНИЕ

                                                                                                                         стр.

Введение

3

1

Общие  положения  о  неустойке

5

1.1.

Общая  характеристике  способов  обеспечения  обязательств

5

1.2.

Неустойка  как  способ  обеспечения  обязательства

8

2

Практическое  применение  положений  о  неустойке

14

2.1.

Соотношение  неустойки  и  процентов  за  пользование  чужими  денежными  средствами

14

2.2.

Характеристика  основных  проблем , связанных  с  применением  неустойки

23

Заключение

33

Список  использованной  литературы

34

                                                          ВВЕДЕНИЕ

В  настоящее  время  не  существует  законодательной  системы, полностью  исключающей  неисполнение  или  ненадлежащее  исполнение  обязательств, возникающих  из  гражданских (частных) правоотношений. В  законодательстве  разных  стран  просматривается  тенденция, направленная  на  защиту  интересов  лица, добросовестно  исполняющего  свои  договорные  обязательства  перед  партнером, гарантирование  защиты  законных  прав  силой  государственной  власти  и  понуждение  недобросовестного  контрагента  к  исполнению  обязательства. Такая  тенденция  в  полной  мере  присуща  и  современному  российскому  гражданскому  праву.

В  целях  предотвращения  либо  уменьшения  размера  негативных  последствий, которые  могут  наступить  в  случае  неисполнения  либо  ненадлежащего  исполнения  должником  своего  обязательства, такое  обязательство    может  быть  обеспечено  одним  из  способов, предусмотренных  Гражданским  кодексом  Российской  Федерации  (далее  ГК РФ). Все  способы  обеспечения  обязательств  различаются  по  степени  воздействия  на  должника  и  методам  достижения  цели - побудить  должника  исполнить  обязательство  надлежащим  образом. Выбор  способа  обеспечения  обязательства  во  многом  зависит  и  от  его  существа. Поэтому  от  оптимального  выбора  кредитором  способа  обеспечения  во  многом  будет  зависеть  и  поведение  должника.

Одним  из  наиболее  традиционных  способов  обеспечения  обязательств, который  всегда  существовал  в  гражданском  законодательстве, является  неустойка. Именно  данному  виду  обеспечения  обязательства  будет  посвящена  данная  курсовая  работа.

Целью  настоящего  исследования  является  выяснение  особенностей  неустойки  как  способа  обеспечения  обязательства  и  его  возможностей  применительно  к  конкретным  ситуациям.

Ежегодно  судами  рассматривается  множество  дел  о  взыскании  неустойки. Анализ  споров, рассматриваемых  арбитражными  судами  РФ, показал, что  уровень  договорной  дисциплины  еще  достаточно  низок, что  объясняется  ненадежностью, а  порой  и  просто  недобросовестностью  контрагентов  в  обязательствах.

Широкое  применение  неустойки  в  договорных  обязательствах  обусловлено  прежде  всего  тем, что  она  представляет  собой  удобное  и  даже  универсальное  средство  упрощенной  компенсации  потерь  кредитора,  вызванных  неисполнением  или  ненадлежащим  исполнением  обязательств.

Поэтому  в  современных  условиях  роль  и  значение  института  неустойки  продолжает  возрастать. Именно  актуальность  этого  вопроса, а  также  некоторые  вопросы, связанные  с  применением  неустойки, во  много  предопределили  выбор  данной  темы  для  курсовой  работы.

При написании курсовой работы использовались материалы судебной практики по рассмотрению данной категории дел арбитражными  судами РФ, опубликованная  в официальных  источниках.

                                                           Глава  первая

                                      Общие  положения  о  неустойке

                  

Наличие  между  сторонами  обязательственных  правоотношений  еще  не  гарантирует  их  надлежащее  исполнение, при  этом  имущественные  риски  всегда  несет  кредитор. Его  зависимость  от  возможного  противоправного  поведения  должника  компенсируется  ответственностью  последнего, которая  представляет  собой  форму  косвенного  принуждения  к  исполнению. Однако  опыт  показывает, что  наиболее  эффективными  оказываются  те  средства  воздействия, которые  создают  заинтересованность  обязанного  лица  в  наилучшем  выполнении  обязанности. Таким  образом, интересы  кредитора  могут  быть  обеспечены  и  в  других  формах. Именно  поэтому  в  целях  предупреждения  и  минимизации  неблагоприятных  последствий  кредитор  вступает  в  соответствующие        обеспечительный  правоотношения [33.-С.17].

Правовой  институт  обеспечения  исполнения  обязательств  насчитывает  многовековую  историю. Еще  римскому  праву  были  известны  такие  его  способы, как  поручительство, залог , задаток  и  неустойка.

1.1.Общая  характеристика  способов  обеспечения  обязательств

В  российском  гражданском  праве  обеспечение  исполнения  обязательств  рассматривается  в  качестве  специальных  дополнительных  обеспечительных  мер (способов), которые  устанавливаются  по  соглашению  сторон  либо  по  прямому  указанию  закона  для  стимулирования  должника  к  надлежащему  поведению  и  гарантирования  осуществления  прав  кредитора.

Еще  до  революции  выдающийся  российский  цивилист Д.М. Мейер  отмечал, что «способы - это  искусственные  приемы  для  доставления  обязательственному  праву  той  твердости, которой  недостает  ему  по  существу» [33.-С.18].

В  соответствии  с  п.1 ст.329 ГК исполнение  обязательств  может  обеспечиваться  неустойкой, залогом, удержанием  имущества  должника, поручительством, банковской  гарантией, задатком  и  другими  способами, предусмотренными  законом  или  договором. Таким  образом, перечень  способов  обеспечения  обязательств, содержащийся  в  ст.329 ГК, не  является  исчерпывающим.

Суть  способов  обеспечения  обязательств  состоит  в  том, что  они  возлагают  на  должника  дополнительные  обременения  при  неисполнении  или  ненадлежащем  исполнении  обязательства, а  также  в  привлечении  к  исполнению  обязательства  наряду  с  должником  третьих  лиц.

Все  способы  обеспечения  исполнения  обязательств  выполняют  сходные  функции: стимулируют  надлежащее  исполнение  сторонами    возложенных  на  них  обязательств. Исключение  составляет  неустойка, поскольку  является  одной  из  форм  гражданско-правовой  ответственности  и  свою  обеспечительную  роль  выполняет  в  синтезе  с  охранительными  мерами.

Обеспечение  обязательства  рассматриваемым  способом  также  создает  обязательственное  правоотношение  между  кредитором  и  должником (или  иным  лицом, которое  обеспечивает  обязательство  должника). Но  это  обязательство  особого  рода. В  гражданско-правовой  науке  за  обеспечением  исполнения  обязательств  закреплено  такое  специфическое  свойство, как  акцессорный (дополнительный) характер  этого  обязательства. Суть  его  заключается  в  зависимости  и  производности  от  тех  обязательств, которые  ими  обеспечиваются, т.е. основных  обязательств (за  исключением  банковской  гарантии, которая  не  зависит  от  основного  обязательства  и  представляет  собой  абстрактную  сделку) [33.-С.18].

Признаками  обеспечительного  обязательства, свидетельствующими  о  его  акцессорном  характере, являются:

1. Возникновение  и  существование  только  с  основным  обязательством;

2. Следование  судьбе  основного  обязательства, например  при  переходе  прав  другому  лицу (ст.384 ГК);

3. Недействительность  акцессорного  обязательства  при  недействительности  основного, но  недействительность  договора (соглашения) об  обеспечении  исполнения  обязательства  не  влияет  на  действительность  основного (п.2,3 ст.329 ГК).

Иллюстрацией  может  служить  следующее: ОАО «Альфа-Банк» обратилось  в  Арбитражный  суд   г.Москвы  с  иском  к  ОАО «Краснодаргазстрой»  о  взыскании  2390048,06$ США (в  рублевом  эквиваленте  на  день  фактического  платежа) неустойки  за  неисполнение  обязательств  по  договору  поручительства. Решением  от 16.08.01 исковые  требования  удовлетворены  в  сумме 1442442,83 $США. В  остальной  части  иска  отказано, поскольку  сумма  неустойки  снижена  судом  на  основании  ст.333 ГК. Принимая  решение  об  ответственности  поручителя  за  неисполнение  им  своих  обязательств  по  договору  поручительства, суд  фактически  не  дал  оценки названному  договору, его  соответствию  действующему  законодательству, то  что  согласно  решению  по  делу №2-287/02, вступившему  в  законную  силу, договор  поручительства  от 26.01.1998 №3786/п  признан  недействительным  по  иску  акционеров ОАО «Краснодаргазстрой». Президиум  ВАС РФ в  постановлении №8772/02 от 26.11.02 г. удовлетворил  протест  об  отмене  решения  от  16.08.01 г. [16.-С.74-75].

4. Прекращение  дополнительного  обязательства  прекращением  основного (ст.352 ГК).

Перечисленное  показывает  полную  функциональную  зависимость  и  подчиненность  акцессорного  обязательства  основному [33.-С.18; 3.-С.284].

Таким  образом, способы  обеспечения  обязательств - это  установленные  по  соглашению  сторон  или  законом  специальные  меры  имущественного  характера, направленные  надлежащее  исполнение  обязательства  и  представляющее  кредитору  определенную  гарантию  удовлетворения  его  требований, которые  могут  возникнуть  в  результате  неисполнения  или  ненадлежащего  исполнения  обязательства.

Обеспечение  исполнения  обязательств  ассоциируется  с  таким  понятием, как  стимул, что  означает  побуждение, толчок  к  каким-либо  действиям, заинтересованность  в  совершении  чего-либо. В  русском  языке  слово  «обеспечить» означает «снабдить  чем-нибудь  в  нужном  количестве, предоставить  достаточные  материальные  средства  к  жизни, сделать  вполне  возможным, действительным, реально  выполнимым, оградить, охранить».

Как  же  выглядит  в  ГК  такой  способ  обеспечения  обязательства  как  неустойка?

1.2. Неустойка  как  способ  обеспечения  обязательства

 

Неустойка (штраф, пеня) - это  определенная  законом  или  договором  денежная  сумма, которую  должник  обязан  уплатить  кредитору  в  случае  неисполнения  или  ненадлежащего  исполнения  обязательства, в  частности  в  случае  просрочки  исполнения. По  требованию  об  уплате  неустойки  кредитор  не  обязан  доказывать  причинение  ему  убытков (п. 1 ст.330 ГК).

Широкое  применение  неустойки  в  целях  обеспечения  договорных  обязательств  объясняется  прежде  всего  тем, что  она  представляет  собой  удобное  средство  упрощенной  компенсации  потерь  кредитора, вызванных  неисполнением  или  ненадлежащим  исполнением  должником  своих  обязательств. В  этом  смысле  неустойке  присущи  следующие  черты: 1)предопределенность  размера  ответственности  за  нарушение  обязательства, о  котором  стороны  знают  уже  на  момент  заключения  договора;

2)возможность  взыскания  неустойки  за  сам  факт  нарушения  обязательства, когда  отсутствует  необходимость  доказывать  наличие  убытков, причиненных  таким  нарушением;

3)возможность  для  сторон  по  своему  усмотрению  формулировать  условие  договора  о  неустойке (за  исключением  законной  неустойки), в  том  числе  в  части  ее  размера, соотношения  с  убытками, порядка  исчисления, тем  самым  приспосабливая  ее  к  конкретным  взаимоотношениям  сторон  и  усиливая  целенаправленное  воздействие.

Неустойка, согласно  п.1 ст.330 ГК, обеспечивает  обязательство  между  должником  и  кредитором, т.е. гражданско-правовое  обязательство. Поэтому  не  может  рассматриваться  в  качестве  неустойки  различного  рода  штрафы, установленные  в  качестве  санкции  за  неисполнение  обязанностей, вытекающих  из  правоотношений, которые  не  являются  гражданско-правовыми, - налоговых  и  других  финансовых  или  административных [21.-С.473].

Порядок  исчисления  денежной  суммы, составляющей  неустойку, может  быть  различным: в  виде  процентов  от  суммы  договора  или  его  неисполненной  части; в  кратном  отношении  к  сумме  неисполненного  или  ненадлежаще  исполненного  обязательства: в  твердой  сумме, выраженной  в  денежных  единицах [3.-С.285].

В  законодательстве  традиционно (и  ГК  не  составляет  исключения) в  качестве  разновидностей  неустойки  применяются  штрафы  и  пени. Это  денежные  суммы, взыскиваемые  в  случаях  неисполнения  обязательства. Это  дало  основание  некоторым  авторам  назвать  штраф  и  пеню  синонимами  неустойки [9.-С.385]. Если  в  отношении  штрафов  трудно  выделить  какие-либо  особенные  характерные  черты, то  специфические  признаки  неустойки  в  виде  пени  довольно  очевидны. Они  заключаются  в  том, что  пеня  устанавливается  на  случай  просрочки  исполнения  обязательства, т.е. она  призвана  обеспечить  лишь  своевременное  предоставление  исполнения  обязательства. Различие  состоит  в  способе  исчисления  и  уплаты  неустойки. Штраф - однократно  взыскиваемая  неустойка, определяемая  в  твердой  денежной  сумме  либо  в  процентах  к  определенной  величине. Пеня  как  правило, определяется  в  процентах  по  отношению  к  сумме  обязательства, не  исполненного  в  установленный  срок; пеня  представляет  собой  длящеюся  неустойку, которая  взыскивается  за  каждый  последующий  период (например, за  каждый  день) просрочки  не  исполненного  в  срок  обязательства.

В  судебной  практике  в  зависимости  от  оснований  установления обычно  различают  так  называемую  договорную  и  законную  неустойку. Договорная  неустойка  устанавливается  по  соглашению  сторон  и, естественно, ее  размер, порядок  исчисления, условия  применения  определяются  исключительно  по  их  усмотрению. Гражданский  кодекс  устанавливает  требования  к  форме  такого  соглашения  сторон  о  неустойке (ст.331 ГК). Эти  требования  более  жесткие  по  сравнению  с  обычно  предъявляемыми  к  форме  сделок  требованиями: соглашение  о  неустойке  должно  быть  совершено  в  письменной  форме  независимо  от  формы  основного  обязательства, которое  может  возникнуть  и  из  устной  сделки. В  противном  случае  несоблюдение  письменной  формы  влечет  недействительность  соглашения  о  неустойке.

Что  касается  законной  неустойки, то  она  применяется  независимо  от  того, предусмотрена  ли  обязанность  ее  уплаты  соглашением  сторон (ст.332 ГК). Правда, судьба  и  сфера  применения  законной  неустойки  во  многом  зависят  от  того, в  какой  правовой  норме  она  содержится.  Если  неустойка  предусмотрена  императивной  нормой, она  подлежит  безусловному  применению. В  случаях, когда  положение  о  неустойке  содержится  в  диспозитивной  норме, она  применяется  лишь  постольку, поскольку  стороны  своим  соглашением  не  предусмотрели  иной  размер  неустойки.

В  отношении  законной  неустойки  в  ГК  предусмотрено  правило, согласно  которому  ее  размер  может  быть  изменен  соглашением  сторон  лишь  в  сторону  увеличения, если  это  не  запрещено законом (п.2 ст.332). Примером  такого  запрета  могут  служить  нормы, содержащиеся  в  транспортных  уставах  и  кодексах, не  допускающих  изменения  установленных  ими  мер  ответственности (например, ст.143 Устава  железных  дорог  и  др.).

Общая  мера  гражданско-правовой  ответственности - возмещение  убытков. В  зависимости  от  возможности  сочетания  неустойки  с  возмещением  убытков  различают  четыре  вида  неустойки: 1)зачетная, 2)штрафная, 3)исключительная, 4) альтернативная.

Зачетная  неустойка  позволяет  кредитору  помимо  неустойки  требовать  возмещения  убытков  в  части, не  покрытой  неустойкой, т.е. с  зачетом  неустойки. Неустойка  считается  зачетной  во  всех  случаях, если  законом  или  договором  не  предусмотрено  иное, и  является  наиболее  часто  употребляемым  видом  неустойки.

При  штрафной  неустойке  кредитор  вправе  требовать  возмещения  в  полном  объеме  причиненных  убытков  и, сверх  того  уплаты  неустойки. Это  наиболее  строгий  вид  неустойки, используемый  за  грубые  и  значительные  нарушения  обязательств, например, некачественной  поставке  продукции  и  товаров  массового  потребления.

Исключительная  неустойка  в  отличие  от  штрафной  неустойки  устраняет  право  на  взыскание  убытков. Она  взыскивается  в  частности, с  органов  транспорта  и  связи, за  нарушение  обязательств   по  доставке  грузов  или  корреспонденции.

Альтернативная  неустойка  предусматривает  право  потерпевшей  стороне  взыскивать  либо  неустойку, либо  убытки.

Неустойка  одновременно  представляет  собой  меру  гражданско-правовой  ответственности  и  в  качестве  таковой  ориентирует  должника   на  исполнение  обязательства  в  натуре  под  угрозой  применения  ответственности, которая  носит  реальный  характер, поскольку  взыскание  неустойки  или  пени  в  фиксированном  размере  не  требует  от  кредитора  больших  усилий, как,   например, в  случае  с   возмещением  убытков, где  нужно  обосновывать  и  доказывать  их  размер.

В  недостаточной  степени  сбалансированным, с  точки  зрения  правоприменителя, является  законодательство, регламентирующее  наступление  ответственности, в  том  числе  уплаты  неустойки, за  нарушение  договорных  обязательств. Особенно  это  характерно  в  тех  случаях, когда  за  нарушение  обязательств  наступает  ответственность  казенных  предприятий  и  госучреждений [22.-С.97]

Так, согласно п.2 ст.330 ГК  кредитор  не  вправе  требовать  уплаты  неустойки, если  должник  не  несет  ответственности  за  неисполнение  или  ненадлежащее  исполнение  обязательства. Законодатель  перечисляет  случаи  освобождения  должника  от  ответственности (статьи 401-406 ГК РФ). Судебная  же  практика  складывается  таким  образом, что  в  случае, когда  должником  по  обязательству  выступает  лицо, финансируемое  полностью  или  частично  за  счет  средств  бюджета, это  предприятие  или  учреждение  освобождается  от  ответственности  в  виде   уплаты  договорной, а  порой  и  законной  неустойки  за  нарушение  денежных  обязательств  перед  кредитором  в  связи  с  несвоевременным  поступлением  от  собственника  денежных  средств, необходимых  для  расчета  с  кредитором.

Так, ЗАО «Уралуглесбыт» обратилось  в  Арбитражный  суд  Свердловской  области  с  иском  к  муниципальному  образованию «Богдановичское» о  взыскании   637 452 руб. 32 коп. задолженности  по  оплате  угля, поставленного  ответчику, и 1 097 546 руб. пени  за  просрочку  платежа..

Решением  суда  от 13.11.2000 с  ответчика  взыскано 637 452 руб. основного  долга  и  430 958 руб. пени (с  учетом  уменьшения  их  размера  согласно  ст.333 ГК). В  удовлетворении  остальной  части  иска  отказано.

Президиум  ВАС  Рф постановлением №3858/01 от 15.02.02  данное  решение  отменил  и  направил  дело  на  новое  рассмотрение. Взыскав  с  администрации  Богдановичского  района  договорную  неустойку  за  просрочку  оплаты  поставленной  продукции, суд  не  учел, что  в  силу  п.1 ст.401 ГК органы  местного  самоуправления  несут  ответственность  за  нарушение  обязательства  лишь  при  наличии  вины. Глава  МО «Богдановичский  район», обжалуя  решение, сослался  на  отсутствие  вины  в  возникновении  задолженности  по  оплате  угля  ввиду  недостаточного  бюджетного  финансирования. Обстоятельства, относящиеся  к  вине, суд  не  исследовал.

Между  тем  отсутствие  вины  должника  в  неисполнении  или  ненадлежащем  исполнении  обязательства  может  служить  основанием  не  к  уменьшению  его  ответственности  с  соответствии  со  ст.333 ГК, а  освобождению  от  ответственности  на  основании  п.1 ст.401 ГК.

...Таким  образом, суд  неправильно  применил  нормы  материального  права, а  также  неполно  выяснил  обстоятельства, имеющие  значение  для  рассмотрения  дела  по  существу [17.- С.46-47].

                                                    Глава  вторая

    Практическое  применение  положений  о  неустойке 

Применение  неустойки  на  практике  вызывает  некоторые  затруднения, вызванные  радом  причин. Рассмотрению  этих  причин  и  их  решению  будет  посвящена  данная  глава.

  2.1. Соотношение  неустойки  и  процентов  за  пользование  чужими  денежными  средствами

Рассмотрение  данного  вопроса  следует  начать  с  такого  простого  примера. Стороны  заключили  договор, содержащий  следующие  условия: «Покупатель  обязуется  до  определенного  числа  уплатить  Продавцу  10 000 руб. за  полученный  ими  товар. За  каждый  день  просрочки  в  оплате  товара  Покупатель  уплачивает  Продавцу 1% от  подлежащей  к  уплате  суммы» [33.-С.89].

Ответ  на  дополнительный  вопрос, на  какой  именно  норме  закона  основывается  данное  договорное  условие, не  будет  единым  и  однозначным: некоторые  юристы  вполне  обоснованно  могут  указать, что  оно  базируется  на  ст.330 ГК (неустойка), а  другие  на  с  равной  убедительностью, что  оно  основывается  на  ст.395 (проценты  за  пользование  чужими  денежными  средствами).

Более  того, возможность  разной  правовой  квалификации  сохраняется  и  тогда, когда  стороны  договоры  назовут  уплачиваемую  за  просрочку  сумму «процентами». И  в  этом  случае  установленные  договором «проценты» подпадают  под  определение  неустойки, содержащееся  в  ст.330 ГК, вместе  с  тем  эти  «проценты»  охватываются  и  смыслом  ст.395 ГК. И  только  если  стороны  договора  более  точно  установят  природу  уплачиваемой  суммы, например  прямо  назовут  ее  «неустойкой»  или  определят  ее  как  «проценты  в  соответствии  со  ст.395 ГК», станет  ясна  правовая  природа  уплачиваемой  суммы, а  сама  эта  сумма  будет  квалифицироваться  соответственно  либо  как  «неустойка», либо  как «проценты  по  ст.395 ГК».

 Если  какой  практический  смысл  в  том, чтобы  стороны  договора  точно  и  однозначно  определяли  правовую  природу  уплачиваемой  по  договору  суммы? Ответ  на  этот  вопрос, однако, не  является  очевидным. Большинство  теоретических  исследований  о  правовой  природе  процентов, взыскиваемых  на  основе  ст.395 ГК, к  сожалению, эти  практические  последствия  не  анализировали [33.-С.89].

Если  указанная  сумма  по  своей  правовой  природе  является  неустойкой, вопрос  о  возможности  ее  взыскания  независимо  от  наличия  убытков  решается  на  основе  п.1 ст.330 ГК: «По  требованию  об  оплате  неустойки  кредитор  не  обязан  доказывать  причинение  ему  убытков».

Избранная  законодателем  форма, выражения  содержащейся  здесь  нормы, по  мнению  Э. Гаврилова, далека  от  совершенства. Если  воспринимать  эту  норму  буквально, из  нее  следует  лишь  то, что  кредитор  не  обязан  доказывать  наличие  у  него  убытков, но  остается  неясным, можно  ли  взыскать  неустойку, если  должник  доказал  отсутствие  убытков  у  кредитора. Оставим  в  стороне  неудачную  формулировку  данной  нормы, которая, конечно, означает, что «неустойка  взыскивается  независимо  от  наличия  убытков». Именно  так, по  мнению  этого  автора, следует  понимать  ее  в  настоящее  время, а  в  будущем  именно  так  следовало  бы  изложить. Рассмотренная  норма, содержащаяся  в  п.1 ст.330 ГК, является  императивной  и  не  может  быть  изменена  соглашением  сторон [33.-90].

Обратимся  к  рассмотрению  тех  случаев, когда  подлежащая  уплате  сумма  представляет  собой  проценты  по  ст.395 ГК.

Статья  395 ГК  не  дает  ответа  на  вопрос  о  том, могут  ли  указанные  проценты  взыскиваться  при  отсутствии  у  кредитора  убытков. Не  было  ответа  на  этот  вопрос  и  в  совместном  постановлении  Пленума  Верховного  Суда  РФ  и  Пленума  Высшего  Арбитражного  Суда  РФ  от 1 июля 1996 г. №6/8 «О  некоторых  вопросах, связанных  с  применением  части  первой  Гражданского  кодекса  Российской  Федерации» [9.-С.42-57].

Попытка  дать  ответ  на  этот  вопрос  содержится, однако, в  совместном  постановлении  Пленума  ВС РФ  и  Пленума  ВАС РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 «О  практике  применения  положений  Гражданского  кодекса  Российской  Федерации  о  процентах  за  пользование  чужими  денежными  средствами». В п. 6 данного  постановления  указывается, что  применительно  к  денежным  обязательствам, возникшим  из  договоров (т.е. в  ситуациях, к  которым  применимы  нормы ст.395 ГК), в  тех  случаях, когда  законом  или  соглашением  сторон  предусмотрена  обязанность  должника  уплачивать  неустойку (пени)  при  просрочке  исполнения  обязательства, «суду  следует  исходить  из  того, что  кредитор  вправе  предъявить  требование  о  применении  одной  из  этих  мер, не  доказывая  факта  и  размера  убытков, понесенных  им  при  неисполнении  денежного  обязательства, если  иное  прямо  не  предусмотрено  законом  или  договором»[10.-С.77].

Следовательно, в  этом  отношении  проценты  по  ст.395 ГК  не  отличаются  от  неустойки.

Однако  приведенное  разъяснение, содержащееся  в  п.6 постановлении №13/14, завершается  словами «если  иное  прямо  не  предусмотрено  законом  или  договором». «Иное»  здесь  означает, что  специальный  закон  или  договор  могут  ограничить  выбор  кредитором  мер  ответственности, установив, например, что  взыскана  может  быть  лишь  неустойка, но  не  проценты  по  ст.395 ГК.

Если  указанная  в  договоре  сумма  является  неустойкой, то  вопрос  о  том, может  ли  она  быть  взыскана, если  должник  не  несет  ответственности  по  ст.401 ГК, решается  на  основе п.2 ст.330 ГК: «Кредитор  не  вправе  требовать  уплаты  неустойки, если  должник  не  несет  ответственности  за  неисполнение  или  ненадлежащее  исполнение  обязательства».

Смысл  данной  нормы  шире, чем  ее  словесное  выражение: если  должник  не  несет  ответственности, то  кредитор  не  только  вправе  требовать  уплаты  неустойки, но  и  сама  неуплаченная  неустойка  подлежит  возврату. Иначе  говоря, общий  смысл  этой  нормы  таков: при  отсутствии  ответственности  неустойка  не  подлежит  уплате [34.-С.91].

Если  же  указанная  в  договоре  сумма  представляет  собой  проценты  по  ст. 395 ГК, то  приходится  констатировать, что  в  законе  нет  ответа  на  вопрос  о  ее  взыскании  при  отсутствии  ответственности  должника.

Высшие  судебные  инстанции  дали  руководящие  указания  по  этому  вопросу. Пункт 5 постановления №13/14 гласит: «Судам  следует  учитывать, что  в  соответствии  с п.3 ст.401 ГК  отсутствие  у  должника  денежных  средств, необходимых  для  уплаты  долга  по  обязательству, связанному  с  осуществлением    им   предпринимательской  деятельности, не  является  основанием  для  освобождения  должника  от  уплаты  процентов, предусмотренных  ст.395 ГК».

Прежде  всего, следует  отметить, что  данное  разъяснение  не  совсем  точно: норма  п.3 ст.401 ГК РФ носит  диспозитивный  характер, а  потому  в  разъяснении  следовало  бы  привести  оговорку «если  иное  не  предусмотрено  законом  или  договором», как  это  сделано  в  п. 3 ст.401 ГК. Но  эта  неточность  не  имеет  большого  значения. Важно  другое: высшие  судебные  инстанции  считают  возможным  и  необходимым  при  взыскании  процентов  по ст.395 ГК применить  принцип, изложенный  в  п.3 ст.401, - в  обязательствах, возникающих  из  предпринимательской  деятельности, должник  при  случайном  неисполнении  обязательства  обязан  уплачивать  проценты. А  это  значит, что  в  таких  обязательствах  должник  не  обязан  уплачивать  проценты, если  обязательство   не  исполнено  вследствие  непреодолимой  силы, а  в  обязательствах, возникающих  не  из  предпринимательских  отношений, должник  не  обязан  уплачивать  проценты, если  обязательство  не  исполнено  не  по  его  вине.

Иными  словами, при  отсутствии  ответственности  должника  проценты  по  ст.395 ГК  не  подлежат  оплате. Таким  образом, если  должник  не  несет  ответственности  по  ст.401 ГК, то  ни  неустойка, ни  проценты  по  ст.395 взысканию  не  подлежат [34.-С.91].

Право  суда  уменьшить  размер  указанной  в  договоре  суммы, если  она  взыскивается  в  принудительном  порядке, применительно  к  неустойке  решен  в  ч.1 ст.333 ГК: «если  подлежащая  неустойка  явно  несоразмерна  последствиям  нарушения  обязательства, суд  вправе  уменьшить  неустойку».

Применительно  к  процентам  по  ст.395  данный  вопрос  решен  не  в  законе, а  в  постановлении №13/14, в п.7 которого  указывается: «Если  определенный  в  соответствии  со  ст.395 ГК  размер (ставка) процентов, уплачиваемых  при  неисполнении  или  просрочке  исполнения  денежного  обязательства, явно  несоразмерен  последствиям  просрочки  исполнения  денежного  обязательства, суд, учитывая  компенсационную  природу  процентов, применительно  к  ст.333 ГК вправе  уменьшить  ставку  процентов, взыскиваемых  в  связи  с  просрочкой  исполнения  денежного  обязательства».

Таким  образом, высшие  судебные  инстанции  распространили  нормы  ст.333 на  проценты, уплачиваемые  в  соответствии  со  ст.395 ГК.

 Важно  отметить, что  при  этом  проценты  по  ст.395 не  признаны  неустойкой: правило  об  уменьшении    судом  размера (ставки)  процентов  может  быть  использовано  судом  не  на  основании  ст.333 ГК, а  лишь  «применительно  к  ст.333 ГК. Это, очевидно, означает, что  в  данном  случае  нормы  ст.333  применяются  по  аналогии, т.е.  по  правилам, установленным  в  п.1 ст.6 ГК[34.-С.92].

Поскольку  на  взыскание  процентов  по  ст.395 ГК распространены  нормы  ст.333, очевидно, что  тем  самым  распространены  и  все  разъяснения  и  толкования, относящиеся  к  ст.333 ГК, в  частности  те, которые  содержаться  в  Информационном  письме  Президиума  ВАС РФ  от 14.07.97 г. №17 «Обзор  практики  применения  арбитражными  судами  статьи 333 Гражданского  кодекса Российской  Федерации» [8.-С.84].

Президиум  ВАС РФ установил, что  снижение  размеров  неустойки  может  осуществляться  либо  по  ходатайству  ответчика, либо  по  собственной  инициативе  суда. В  первом  случае  суд  требует, чтобы  ходатайство  ответчика  о  снижении  размеров  неустойки  было  достаточно  мотивированным; при  этом, разумеется, истец  может  представлять  свои  контрдоводы. Во  втором  случае, когда  суд  снижает  размер  неустойки  по  собственной, истец  может  быть  лишен  такой  возможности, а  решение  суда  окажется  для  него  неожиданным. Все  это  ставит  истца  и  ответчика  в  неравное  процессуальное    положение. Кроме  того, нельзя  не  отметить, что  когда  ГК  предоставляет  суду  право  применять  те  или  иные  положения  гражданского  права  по  собственной  инициативе, это  прямо  закреплено  в  норме ГК. Поскольку  в  ст.333 ГК такого  указания  нет, следовало  бы  считать, что  суд  вправе  снижать  размер  неустойки  только  по  ходатайству  должника [34.-С.92].

В  законодательстве  и  в  разъяснении  высших  судебных  инстанций  не  решен  вопрос  о  возможности  уменьшения  судом  размера  неустойки, если  ее  размер  установлен  законом, а  также  размера  процентов  по  ст.395 ГК, если  стороны  не  повысили  своим  соглашением  их  размеры  по  сравнению  со  ставкой  рефинансирования.

В  литературе  высказано  мнение, что  суд  вправе  на  основе  ст.333 ГК  уменьшить  размер  взыскиваемой  суммы, даже  если  она  рассчитана  на  основе  законной  неустойки  или  ставки  рефинансирования  Банка  России. Однако  в  последнем  случае  предлагается  исходить  из  того, что  размер  ставки  рефинансирования  ЦБ  России, по  крайней  мере  по  обязательствам, связанным  с  предпринимательской  деятельностью, должен  рассматриваться  как  минимальный, а  снижение  размера  ответственности  может  иметь  место  лишь  в  том  случае, когда  в  период  просрочки  ставка  рефинансирования  была  увеличена [34.-С.93].

Возможность  снижения  судом  применяемой  ставки  процентов  по  ст.395 ГК  в  тех  случаях, когда  в  период  просрочки  ставка  рефинансирования  ЦБ России  изменялась, прямо  предусмотрена  в  п.7 постановления 13/14. Такая  возможность  представляется  логично  обоснованной  и  возражений  не  вызывает. Сложнее  обосновать  возможность  снижения  судом  применяемой  ставки  процентов, если  она  в  период  просрочки  была  стабильной, а  равно  и  возможность  снижения  размера  законной  неустойки.

Как  уже  отмечалось, законная  неустойка  обычно  устанавливается  императивной  нормой  и  снижение  ее  размера  судом  означало  бы  отступление  от  смысла  ст.332 ГК, а  также  установление  возможности  применения  судом  императивной  нормы  закона, что  вряд  ли  было  бы  правильным.

Равным  образом  не  усматривается  и  возможность  снижения  судом  ставки  рефинансирования, если  она  в  период  просрочки  была  стабильной. Иными  словами, указанная  ставка  рефинансирования  не   может  быть   уменьшена  судом: она  во  всех  случаях  должна  выступать  как  минимальная  ставка, если  только  стороны  своим  соглашением  не  снизили  ее  размер (п.1 ст.395 ГК).

Высшие  судебные  инстанции  признали, что  в  нескольких  важных  аспектах  на  проценты, предусмотренные  ст.395, распространяются  те  же  правила, которые  применяются  для  неустойки: если  отсутствуют  основания  для  возникновения  гражданской  ответственности, проценты  не  взыскиваются; при  отсутствии  убытков  проценты  подлежат  взысканию; суд  может  уменьшить  размер  взыскиваемых  процентов. И  все  же  высшие  судебные  инстанции  не  сделали  следующего  шага  на   этом  пути: они  не  признали  проценты  разновидностью  неустойки.

В  этой  связи  в  правоприменительной  практике  появились  серьезные  трудности: потребовалось  сформулировать  дополнительный, новый  принцип  гражданского  права; обнаружились  серьезные  пробелы  в  ГК, которые  приходится  либо  «закрывать» путем  толкования, либо  просто  игнорировать [34.-С.94].

Всего  этого  можно  избежать, если  признать  проценты  разновидностью  неустойки.

Рассмотрим  основные  практические  последствия, возникающие  в  связи  с  непризнанием  процентов  разновидностью  неустойки.

Принцип «невозможности  применения  более  одной  меры  ответственности  за  одно  правонарушение» - новый  принцип  гражданского  права. Он  был  впервые  сформулирован  в  постановлениях  Президиума  ВАС РФ  по  конкретным  делам, а  затем  закреплен  в  п.6  постановления №13/14.

Этот  принцип  применяется  ныне  к  тем  случаям, когда  стороны  своим  соглашением  установили  уплату  неустойки  за  нарушение  денежного  обязательства, а  ст.395 ГК  предусматривает  в  подобной  ситуации  автоматическое  начисление  процентов.

До  апреля  1998 г.  большинство  нижестоящих  арбитражных  судов, вполне  логично  оценивая  такую  ситуацию, взыскивали  с  ответчика  и  договорную  неустойку, и  «законные»  проценты. Для  применения  только  одной  из  этих  мер  необходимо  было  при знать, что  проценты  есть  разновидность  неустойки, а  потому, установив  в  договоре  размер  неустойки, стороны  тем  самым  воспользовались  нормой, содержащейся  в  последней  фразе  п.1 ст.395 ГК, т.е. установили  иной  размер  процентов, не  совпадающий  со  ставкой  банковского  рефинансирования [34.-С.95].

Однако  высшие  судебные  инстанции  не  признали  проценты  разновидностью  неустойки, а  ввели  упомянутый  принцип «за  одно  правонарушение - одна  мера  ответственности». Этот  принцип  применяется  в  трудовом  праве (при  применении  дисциплинарных  взысканий), а  также  в  уголовном  праве (за  одно  преступление - одно (основное) наказание). Однако  такого  принципа  в  гражданском  праве  нет. Его  вообще  не  может  быть  в  отрасли  права, где  безусловный  приоритет  имеет  принцип «свободы  договоров». Следует  исходить  из  того, что  стороны  договора, зная, что  за  нарушение  денежного  обязательства  по  закону (по  ст.395 ГК) предусмотрена  уплата  процентов, тем  не  менее  дополняют  эту  меру  ответственности  другой - договорной  неустойкой [34.-С.95-96].

Вряд  ли  в  этих  условиях  следует  отказывать  кредитору  во  взыскании  и  неустойки, и  процентов, а  ограничивать  его  права  альтернативой: взыскание  или  неустойки, или  процентов.

«Альтернативное»  применение  норм, содержащихся  в  ст.395 ГК, на  что  нас  ориентируют  высшие  судебные  инстанции, прямо  противоречит  абз.2 п.4 ст.421, в  соответствии  с  которым  диспозитивные  нормы (ст.395  является  таковой) автоматически  применяются  к  договору, если  стороны  не  исключили  их  своим  соглашением  или  установили  условие, отличающееся  от  диспозитивной  нормы.

Вместо  автоматического  применения  этой  диспозитивной  нормы  предлагается  применить  другой  подход - альтернативное  взыскание  кредитором  либо  неустойки, либо  процентов. Предлагаемый  подход, по  сути  дела  означает, что  п.1 ст.395 ГК  дополняется  следующей  нормой: «Если  договором  предусмотрено  взыскание  неустойки, то  указанные  правила  применяются  в  том  случае, если  уплата  процентов  прямо  предусмотрена  в  договоре; если  уплата  процентов  в  договоре  прямо  не  предусмотрена, то  кредитор  вправе  взыскать  либо  неустойку, либо  проценты». Возможно, что  такую  норму  следует  ввести  в  ГК РФ, однако  на  основе  действующего  законодательства  она  не  может  быть  сформулирована [34.-С.96].

Принцип «за  одно  правонарушение  может  быть  применена  только  одна  мера  ответственности» не  соответствует  действующему  гражданскому  законодательству  еще  и  потому, что  в  законодательстве  имеются  нормы  о  штрафной  неустойке (она  взыскивается  наряду  с  убытками) [34.-С.95].

 2.2.Характеристика  основных  проблем, связанных  с  применением  неустойки  

Долгое  время  остается  дискуссионным  вопрос: являются  ли  повышенные  проценты, применяемые  кредитными  учреждениями  в  случае  просрочки  возврата  заемных  средств, неустойкой  или  в  этом  случае  имеет  место  повышение  платы  за  пользование  кредитом?

Практикующие  юристы  склонны  разделять  точку  зрения  о  том, что  повышенные  проценты  в  заемно-кредитном  обязательстве  есть  неустойка, и  вот  почему. Повышенные  проценты  за  просрочку  возврата  заемных  средств  обладают  одновременно  как  качествами  меры  гражданско-правовой  ответственности  за  ненадлежащее  исполнение  должником  своего  обязательства, так  и  качествами  способа  обеспечения  исполнения  таких  обязательств. Этими  же  качествами, как  неоднократно  подчеркивалось  в  научной  литературе, обладает  неустойка [3.-С.289]. Следовательно, речь  идет  о  тождестве  повышенных  процентов  и  договорной  неустойки [22.- С.97].  

При  этом  следует  отметить, что  вопрос  о  повышенных  процентах  стал  дискуссионным  и  потому, что  в  ГК  законодатель  не  совсем  обоснованно, в  отличие  от  ранее  действовавших  Основ  гражданского  законодательства  Союза  ССР  и  республик, назвал  плату  за  пользование  займом (кредитом) процентами. Проценты - это  ведь  только  способ  начисления  денежной  суммы. При  этом  плата  за  пользование    займом (кредитом) не  обязательно  должна  начисляться  в  процентах  от  суммы  займа  или  его  части. Плата  за  кредит  вполне  может  быть  установлена  договором  и  в  определенной, конкретной  сумме. Законодатель  же  употребил  термин «проценты» как  для  обозначения  платы  за  кредит (займ), так  и  для  названия  меры  ответственности  за  ту  же  просрочку  возврата  кредита - неустойки, что  представляется  ошибочным [32.- С.97].

ООО «Компания «Элтон» обратилось  в  Арбитражный  суд  Челябинской  области  с  иском  к  учреждению ЯВ-48/15 о  взыскании 2 915 252 руб. основного  долга  и 1 703 819 руб. 22 коп. процентов  за  пользование  чужими  денежными  средствами. Решением  от 28.12.99 исковые  требования  удовлетворены. Президиум  ВАС постановлением №331/01 от 01.02.02 отменил  решение  суда  в  части  взыскания  процентов  и  направил  дело  на  новое  рассмотрение  ввиду  неправильного  применения  норм  материального  права  по  следующим  основаниям.

Как  следует  из  материалов  дела, общество  и  учреждение ЯВ-48/15 заключили  договор, согласно  которому  истец  обязался  поставить  продукцию  по  согласованной  спецификации, а  ответчик - принять  ее  и  оплатить  в  течение 90  дней  с  момента  отгрузки. Ответчик  оплатил  продукцию  не  полностью, что  послужило  основанием  для  обращения  истца  с  иском  в  арбитражный  суд. Суд  первой  инстанции  удовлетворил  исковые  требования  в  полном  объеме, применив  пункты 1 и 3 ст.486 ГК РФ. Между  тем  истец  предъявил  требование  о  взыскании  долга  и  процентов  за  пользование  чужими  денежными  средствами  на  основании  ст.488 ГК. Основание, по  которому  данная  статья  не  была  применена  в  судебном  акте, не  указано.

Анализ  условий  спорного  договора  свидетельствует  о  том, что  оплата  товара  предусмотрена  через  определенное  время  после  его  передачи  покупателю, т.е. предусмотрена  продажа  товара  в  кредит. Исходя  из  нормы п.4 ст.488 ГК договор  товарного  кредита  является  возмездным. По  договорам, предоставляющим  отсрочку  платежа, начисляются  проценты  заемщику  в  качестве  платы  за  предоставленный  кредит, которые  не  являются  мерой  ответственности. Таким  образом, суд  разрешил  спор, не  дав  оценку  договору  и  не  определив  основания  требования  истцом  уплаты  процентов.[14.- С.52-53]

Следует  уделить  внимание  сложившейся  судебной  практике  по  взысканию  законной  неустойки. Согласно  позиции  Высшего  Арбитражного  Суда  РФ  взыскание  законной  неустойки  не  зависит  от  соблюдения  сторонами  простой  письменной  формы  сделки (постановление  Президиума ВАС РФ от 11.12.96 №1577/96).

Такое  разъяснение  имеет  важное  значение  в  правоприменительной  практике, поскольку  ранее  взыскание  неустойки  было  невозможным  при  отсутствии  договора, заключенного  в  письменной  форме, что  противоречило  нормам  гражданского  законодательства, порождало  дискуссии  и  ставило  сторону, добросовестно  исполнившую  свое  обязательство, в  худшее  положение, чем  недобросовестного  партнера  по  договору.

Некоторые  затруднения  в  правоприменительной  практике  возникают  при  рассмотрении  дел  с  так  называемыми  сложными  обязательствами, когда  стороны  должны  совершить  не  одно, а  несколько  предусмотренных  условиями  договора  действий. Неисполнение  или  ненадлежащее  исполнение  каждого  из  перечисленных  в  обязательстве  действий  порождает  определенную  ответственность. Примером  может  служить  постановление  Пленума  ВАС РФ от  01.04.96 № 5407/96, из  текста  которого  следует, что  ответчик, не  оплатив  своевременно  поставленную  истцом  муку, обязан  к  уплате  неустойки  как  за  несвоевременную  оплату  муки, так  и  одновременно  за  несвоевременную  оплату  транспортных  услуг  по  доставке  муки. Таким  образом, из  одного  договора  могут  возникнуть  несколько  обязательств  и  за  неисполнение  или  ненадлежащее  исполнение  каждого  предусматривается  отдельная  ответственность. Эти  правоотношения  не  следует  смешивать  с  правоотношениями  по  поводу  двойной  неустойки.

Зачастую  при  разрешении  споров  возникают  такие  вопросы: вправе  ли  суд  взыскивать  установленную  законом  или  договором  неустойку  за  просрочку  платежа  после  истечения  срока  действия  договора  и  правомерно  ли  предъявление  требования  о  взыскании  неустойки  за  просрочку  платежа  в  период  со  дня  принятия  судом  решения  по  день  выдачи  исполнительного  листа  на  исполнение  этого  решения?

Практикующие  юристы  придерживаются  следующего  мнения. Обязательство  по  оплате  продукции, товаров, услуг  является  в  сделке  основным, и, естественно, оно  сохраняется  и  после  истечения  срока  действия  договора  в  пределах  срока  исковой  давности. Согласно  ст.329 ГК дополнительное (акцессорное) обязательство  следует  судьбе  основного  обязательства. Поэтому  при  невыполнении  должником  основного  обязательства, например, по  оплате  товара, работ, с  него  подлежит  взысканию  не  только  денежная  сумма  задолженности, но  и  договорная  или  законная  неустойка  за  просрочку  платежа, исчисленная  со  дня, когда  должник  должен  был  уплатить  сумму  долга, до  дня  ее  фактической  уплаты, независимо  от  того, что  срок  договора, предусмотренный  сторонами  истек [32.- С.101].

Размер  неустойки, об  этом  уже  упоминалось  в  данной  работе  выше, в  силу  ст.333 ГК  может  быть  уменьшен. В п.1 Обзора  практики  применения  арбитражными  судами  ст.333 ГК РФ отмечается, что  при  наличии  оснований  для  применения  ст.333  арбитражный  суд  уменьшает  размер  неустойки  независимо  от  того, заявлялось  ли  такое  ходатайство  ответчиком. Вопрос  о  применении  указанной  статьи  может  быть  решен  в  любой  инстанции [8.-С.84].

Институт  несправедливо  завышенной  неустойки  был  известен  российской  дореволюционной  цивилистике. Законом  от  24 мая 1893 г. «О  предотвращении  ростовщических  действий» «чрезмерная  неустойка, принятая  должником  под  влиянием  стесненных  обстоятельств  или  скрывающая  чрезмерный  рост, признается  недействительной, не  касаясь  силы  главного  обязательства». Обращает  на  себя  внимание  императивный  характер  требований  указанной  нормы [32.- С.103].

Этот  же  институт  существовал  и  в  послереволюционной  России. Так, Пленум  Верховного  Суда РСФСР в  1923 г. разъяснил, что  суд  по  собственной  инициативе  должен  обсудить  вопрос  о  том, «не  является  ли  недействительной  сделка, обязывающая  государство  к  уплате  неустойки  в  50% от  суммы  договора, в  счет  которого  ни  копейки  не  уплачено, как  направленная  к  явному  ущербу  для  государства».

Таким  образом, признание  ничтожным  соглашения  о  кабальной  неустойке  не  является  новеллой  для  российского  гражданского  права  и  для  его  реализации  в  действующем  законодательстве  есть  все  необходимые  основания.

Правом  уменьшения  размера  неустойки  наделен  только  суд, который  может  воспользоваться  этим  правом  в  тех  случаях, когда  подлежащая  уплате  неустойка  явно  несоразмерна  последствиям  нарушения  обязательства (ст.333 ГК). Данное  положение  корреспондирует  нормам  процессуального  законодательства. Например, при  принятии  решения  по  спору  арбитражный  суд  вправе  уменьшить  в  исключительных  случаях  размер  неустойки (штрафа,

 пени), подлежащей  взысканию  по  иску  организации  или  гражданина-предпринимателя  со  стороны, нарушившей  обязательство. Критерием  для  установления  несоразмерности  в  каждом  конкретном  случае  может  быть: чрезмерно  высокий  процент  неустойки; значительное  превышение  суммы  неустойки  возможных  убытков, вызванных  нарушением  обязательств  и  др.[21.- С.476].

Так, ООО «Биалмет»  обратилось  в  Арбитражный  суд  Хабаровского  края  с  иском  к  государственному  производственному  объединению  «Вымпел»  о  взыскании 1 615 547 руб. 60 коп. основного  долга  и  3 082 745 руб. 19 коп. неустойки. Решением  от 13.06.01 исковые  требования  удовлетворены  частично: с  ответчика  взысканы  сумма  основного  долга  и  100 000 руб. неустойки (с  учетом  уменьшения  на  основании  ст.333 ГК).

Суд  первой  инстанции  удовлетворил  иск  в  части  основного  долга, посчитав  его  доказанным  и  приняв  во  внимание  признание  ответчиком  иска  в  указанной  части. Частично  удовлетворил  требование  о  взыскании  неустойки, уменьшив  ее  размер  ввиду  явной  несоразмерности  последствиям  нарушения  обязательства. При  этом  довод  ответчика  об  освобождении  его  от  уплаты  неустойки  в  полном  объеме  в  связи  с  отсутствием  вины  в  невыполнении  обязательства  по  оплате  товара  не  принят  во  внимание  со  ссылкой  на  то, что  договором  поставки  от 01.01.98 не  предусмотрено  освобождение  сторон  от  ответственности  за  нарушение  обязательств  из-зи  действий  третьих  лиц, и  на  возможность  ответчика  заниматься  коммерческой  деятельностью.

Суд  первой  инстанции  сделал  правильный  вывод  о  том, что  ответчик  осуществляет  предпринимательскую  деятельность, а  потому  на  основании  п.3 ст.401 ГК  обязан  нести  ответственность  за  ненадлежащее  исполнение  своих  обязательств  по  договору  независимо  от  наличия  вины [16.-С.60-61].

Несмотря  на  кажущуюся  простоту, применение  неустойки  за  нарушение  договорных  обязательств  сопряжено  с  немалыми  трудностями. Это  в  полной  мере  относится  и  к  законной  неустойке. Иллюстрацией  сказанного  могут  служить  многочисленные  разъяснения  Высшего  арбитражного  суда  РФ, основанные  на  обобщении  и  анализе  материалов  дел, рассмотренных  арбитражными  судами, по  вопросам  применения  неустоек  за  наиболее  типичные  нарушения  в  сфере  предпринимательства.

В  тех  случаях, когда  в  договоре  соглашение  о  неустойке  не  является  грабительским, однако  ее  размер  достаточно  велик, суд  вправе, но  вовсе  не  обязан  уменьшить  ее  размер. Как  следует  из  ст.333 ГК, теории  гражданского  права, эта  статья  закрепляет  право  суда  применять  ограничение  неустойки, исходя  из  установленных  обстоятельств  дела, свидетельствующих  о  ее  явной  несоразмерности  последствиям  нарушения  обязательства [32.- С.103].

Более  того, в п.42 совместного  постановления  Пленума  Верховного  Суда  РФ  и  Пленума  Высшего  Арбитражного  Суда РФ от 01.07.1996 г. №6/8 «О  некоторых  вопросах, связанных  с  применением  части  первой  Гражданского  кодекса  РФ» при  взыскании  неустойки, когда  она  несоразмерна  последствиям  нарушения  обязательства, судам  рекомендуется  рассматривать  вопрос  о  снижении  ее  размера. При  этом  подчеркивается, что  вопрос  о  снижении  размера  неустойки  следует  решать  в  каждом  конкретном  споре  индивидуально [9.- С.46].

Следует  коснуться  еще  одной  проблемы. Ст.333 ГК  предполагает  уменьшение  неустойки  до  размера  последствий  нарушения  обязательства. Однако  перечень  того, что  надлежит  включать  в  сумму  последствий, в  законодательстве  не  определен. К  последствиям  нарушения  обязательства  могут  быть  отнесены  неполученные  истцом  имущество  и  денежные  средства, понесенные  убытки (в  том  числе  упущенная  выгода), другие  имущественные  или  неимущественные  права, на  которые  истец  вправе  рассчитывать  в  соответствии  с  законом  и  договором. Судебная  практика  придерживается  ограничения  ответственности  суммой  основного  долга. Между  тем  встречаются  дела, по  которым  размер  неустойки  определяется  судом  в  сумме  значительно  ниже  размера  основной  задолженности. Такой  подход, вероятно,  оправдан, если  сумма  основного  долга  составляет  несколько  миллионов. В  этом  случае  ссылка  на  какую-либо  методику  расчета  подлежащей  взысканию  суммы  в  судебных  актах  отсутствует, поскольку  такая  методика  не  выработана.

Этой  проблемой  занимались  и  занимаются  только  юристы. Отсюда, вероятно, и  недостаточная  экономическая  обоснованность  законодательства, регламентирующего  материальную  ответственность, в  том  числе  в  виде  неустойки. Сумму  «последствий  нарушения  обязательства» суд  должен  определять  на  основании  объективных  данных  в  каждом  конкретном  случае. Наличие  убытков, судебных  издержек, срыв  в  подписании  каких-либо  нужных  и  выгодных  контрактов  кредитором - это  негативные  последствия  нарушения  должником  обязательства, и  поэтому  увеличение  размера  ответственности  должника  при  их  наличии  закономерно [32.- С.104].

В  практике  арбитражных  судов  возникает  вопрос, кто  должен  представлять  доказательства  при  рассмотрении  судом  ходатайства  об  уменьшении  размера  неустойки  в  соответствии  со  ст.333 ГК.

Для  того, чтобы  применить  указанную  статью, арбитражный  суд  должен  располагать  данными, позволяющими  установить  явную  несоразмерность  неустойки  последствиям  нарушения  обязательства (о  сумме  основного  долга, о  возможном  размере  убытков, об  установленном  в  договоре  размере  неустойки  и  о  начисленной  общей  сумме, о  сроке, в  течение  которого  не  исполнялось  обязательство  и  др.).

Согласно  ст.53 Арбитражно-процессульного  кодекса РФ каждое  лицо, участвующее  в  деле, должно  доказывать  те  обстоятельства, на  которые  оно  ссылается  как  на  основание  своих  требований. Поскольку  ходатайство  о  применении  ст.333 ГК, как  правило, заявляется  ответчиком, он  и  должен  представлять  доказательства, подтверждающие  явную  несоразмерность  неустойки  последствиям  нарушения  обязательства. С  учетом  предоставленных  доказательств  арбитражный  суд  решает  вопрос  о  наличие  или  отсутствии  оснований  для  применения  указанной  статьи.

Таким  образом, можно  сделать  вывод, что  доказательства, подтверждающие  явную  несоразмерность  неустойки  последствиям  нарушения  обязательств, представляются  лицом, заявившим  ходатайство  об  уменьшении  неустойки [8.- С.86].

В  том  случае, когда  названная  статья  применяется  по  инициативе  суда, решение  вопроса  о  явной  несоразмерности  неустойки  последствиям  нарушенного  обязательства  производится  на  основании  имеющихся  в  деле  материалов.

В  то  же  время, когда  обязательство  нарушено  по  неосторожности  или  вследствие  стечения  неблагоприятных  для  должника  обстоятельств, а  также  при  наличии  смешанной  формы  вины  кредитора    должника  в  неисполнении  или  ненадлежащем  исполнении  основного  обязательства, суд  вправе  значительно  уменьшить  размер  неустойки.

Необходимо  обратить  внимание  на  то, что  при  наличии  условий, указанных  в  ст.333 ГК, суд  не  может  полностью  освободить  от  уплаты  неустойки, он  вправе  лишь  уменьшить  ее  размер. В  то  же  время  не  следует  забывать, что  снижение  размера  неустойки  должно  быть  и  разумно. Зачетная  неустойка  может  быть  снижена  лишь  до  размеров  убытков. Дальнейшее  ее  снижение  бессмысленно [32.- С.105].

Увеличение  соглашением  сторон  размера  законной  неустойки  само  по  себе  не  может  служить  основанием  для  уменьшения  взыскиваемой  суммы  неустойки  в  соответствии  со  ст.333 ГК, т.к. установление  сторонами  в  договоре  более  высокого  размера  неустойки  по  отношению  к  размеру  неустойки, установленной  законом, не  является основанием  для  ее  уменьшения  по  указанной  статье [8.- С.87].

Действия  истца, способствующие  увеличению  размера  неустойки, не  могут  служить  основанием  для  уменьшения  суммы  неустойки  на  основании  ст.333 ГК.

     Заключение

В  заключение  хочется  отметить  следующее.

Наличие  неустойки  убедительно  свидетельствует  о  том, что  этот  институт  является  самым  эффективным, наиболее  часто  применяемым  способом  обеспечения  исполнения  обязательств  и  действенной  мерой  ответственности  за  их  нарушение. Ему  присущи  простота, доступность  и  универсальность, что  гарантирует  этому  институту  долгую  жизнь  в  гражданском  праве.

В  современных  экономических  условиях  институт  неустойки  претерпевает  некоторые  трансформации. Например, неустойка  за  нарушение  обязательств  в  отдельных  случаях  начисляет  по  правилам  ст.395 ГК, т.е.   в  соответствии  с  учетной  ставкой  Банка России, и  при  этом  приобретает  диспозитивный  характер. Обретает  и  новое  содержание  и  понятие «торговая  неустойка».. Отдельные  положения  этого  института, наоборот, утрачивают  свое  значение. Так, например, неустойка  уже  не  взыскивается  в  доход  государства  при  нарушении  обязательств  по  поставке  юридическим  лицам, как  это  было  предусмотрено  Положением  о  поставках  товаров  народного  потребления (п.98).

Следует  отметить, что  гражданское  законодательство  России  не  содержит  полной  регламентации  института  неустойки. Зачастую  при  применении  норм  гражданского  законодательства  о  неустойке  у  судов  и  участников  правоотношений  возникают  вопросы, часть  которых  была  поднята  в  данной  работе, не  имеющие  однозначных  ответов  в  ГК РФ.

                   Список  литературы

1.Конституция  (Основной  закон) Российской  Федерации.- М.: ООО «Издательство АСТ»,2000.—64 с.

2. Гражданский  кодекс  Российской  Федерации.- Н.: НПК «Модус», ТОО «ЮКЭА», 1997.-483 с.

3.Комментарий  части  первой  Гражданского  кодекса  Российской  Федерации  для  предпринимателей.- М.: Фонд «Правовая  культура», 1995.- 480 с.

4. Комментарий  части  второй  Гражданского  кодекса  Российской  Федерации  для  предпринимателей.- М.: Фонд  «Правовая  культура», 1996.- 448 с.

5. Комментарий  к  Гражданскому  кодексу  Российской  Федерации (Часть  первая)/Под  ред. Садикова О.Н.- М.: Юридическая  фирма КОНТРАКТ; ИНФРА-М,1997.-448 с.

6. Комментарий  части  первой  Гражданского  кодекса  Российской  Федерации.-М.: Редакция  журнала «Хозяйство  и  право», 1995.-597 с.

7. Комментарий  к  Арбитражно-процессуальному  кодексу  Российской  Федерации/Издание 2-е, допол. и  прераб.- М.:Юридическая  фирма КОНТРАКТ, 1997.-517 с.

8. Информационное  письмо  Президиума  Высшего  Арбитражного  Суда  Российской  Федерации  от 14 июля 1997 №17 «Обзор  практики  применения  арбитражными  судами  ст.333 Гражданского  кодекса  Российской  Федерации»//Хозяйство  и  право.-1997.-№11.-С.84-90.

9. Совместное  постановление  Пленума  Верховного  Суда  Российской  Федерации  и  Пленума  Высшего  Арбитражного  Суда  Российской  Федерации от 01.07.1996 №6/8 «О  некоторых  вопросах, связанных  с  применением  части  первой  Гражданского  кодекса  Российской  Федерации»//Прилож. к  Вестнику  Высшего  Арбитражного  Суда  Российской  Федерации.-2001.-№1.-С.42-57.

10. Совместном  постановлении  Пленума  ВС РФ  и  Пленума  ВАС РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 «О  практике  применения  положений  Гражданского  кодекса  Российской  Федерации  о  процентах  за  пользование  чужими  денежными  средствами»//Прилож. к «Вестнику  Высшего  Арбитражного  Суда  Российской  Федерации.-2001.-№1.-С.105-113.

11. Вестник  Высшего  Арбитражного Суда  РФ.-2001.-№8.-С.38-39.

12. Вестник  Высшего  Арбитражного Суда  РФ.-2001.-№12.-С.49-50.

13. Вестник  Высшего  Арбитражного Суда  РФ.-2002.-№4.-С.67-68.

14. Вестник  Высшего  Арбитражного  Суда РФ.-2002.-№6.-С.51-52.

15. Вестник  Высшего  Арбитражного  Суда РФ.-2002.-№7.-С.46-47.

16. Вестник  Высшего  Арбитражного  Суда  РФ.-2002.-№10.-С.60-61.

17. Вестник  Высшего  Арбитражного Суда  РФ.-2002.-№9.-С.46-47.

18. Вестник  Высшего  Арбитражного Суда  РФ.-2002.-№12.-С.43-44.

19. Вестник  Высшего  Арбитражного  Суда  РФ.-2003.-№3.- С.72-75.

20. Гражданское  право: Учебник  для  вузов/Под  ред. проф. В.В.Залесского, проф. М.М.Рассолова.-М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон  и  право, 2002.-703 с.

21. Гражданское право.Том1.Учебник.Издание 6-е,перераб. и допол./Под  ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого.-М.:ООО «ТК Велби»,2002.- 776 с.

22. Гражданское  право.Часть первая: Учебник/Под ред. А.Г.Калпина, А.И.Масляева.-2-е изд., перераб. и доп.-М.: Юристъ, 2002.- 536 с.

23. Гражданское  право:Учебник  для  студентов  вузов, обучающихся  по  юридической  специальности.-2-е изд., перераб. и доп.-М.: БЕК, 2000.-816 с.

24. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное  право: Кн.1.Общие  положения, 3-е изд.-М.: Статут,2001.-841 с.

25. Федоров И.В. Теория  договорного  права.- Томск,1999.-63 с.

26. Гуев А.Н. Постатейный  комментарий  к  части  первой  Гражданского  кодекса  Российской  Федерации.-2-е изд., доп. И  перераб.-М.: ИНФРА-М,2001.-784 с.

27. Римское  частное  право: Учебник/под ред. И.В. Новицкой.- М.:Юристъ, 1996.-543 с.

28. Актуальные  проблемы  гражданского  права: Сб. : Вып. 4/Под. ред. М.И. Брагинского; Российская  школа  частного  права.-М.: Норма, 2002.-425 с.

29. Белкин И.Я. Способы  обеспечения  исполнения  обязательств: Лекции  для  студентов  всех  спец.-3-е изд., перераб. и  доп.- Н.: Сибирский ун-т  потребительской  кооперации, 1997.-28 с.

30. Гонгала Б.М. Обеспечение  исполнения  обязательств.-М.: Спарк, 1999.-152 с.

31. Фегельсон Ю.Б. Избранные  вопросы  общей  теории  обязательств: Курс  лекций.-М.: Юристъ, 2001.-192 с.

32. Вятчин В.А. О  некоторых  проблемах  и  роли  неустойки  в  условиях  свободы  договора//Вестник  ВАС  РФ.-2002.-№3.-С.95-105.

33. Нигматулина Л.Б. Понятие  и  юридическая  природа    обеспечительного  правоотношения//Юридический  мир.-2001.-№7.-С.17-22.

34. Гаврилов Э. Некоторые  аспекты  ответственности  за  нарушение  денежных  обязательств//Хозяйство  и  право.-2001.-№9.-С.89-96.

35. Проценты  за  просрочку  денежного  обязательства  по  внешнеторговым  контрактам  как  средство  правовой  защиты  пострадавшей  стороны//Хозяйство  и  право.-2001.-№11.-С.40-46.