Press "Enter" to skip to content

Внесудебная защита семейных прав прокурором

Такую неразбериху в терминологии, касающейся защиты семейных прав, можно было бы объяснить «сырым» состоянием категорий института защиты в семейно-правовой науке, их недостаточной исследованностью. Но, что удивительно, такую же путаницу мы наблюдаем и в науке гражданского права, которая в сравнении с семейным правом глубоко и достаточно хорошо разработана. Значит, причину здесь следует искать в другом. На наш взгляд, она кроется в толковании слов «средства» и «мера», значение которых достаточно близкое, пересекающееся, и даже на первый взгляд весьма непросто из этих терминов выстроить точно логическую цепочку в механизме защиты семейных прав. Однако попытаемся.
Так, поставив перед собой цель - защиту семейных прав, например, одного из супругов, заключивших брачный договор, условия которого нарушают его семейные права, мы определились, что защита его семейных прав осуществляется в определенной форме, чаще всего в юрисдикционной, способами, указанными в санкциях семейно-правовых норм. Так, п. 2 ст. 44 СК РФ устанавливает, что суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Способом защиты в данном случае как раз и будет действие или система действий, применяемых при защите, а именно признание сделки (брачного договора) недействительной, о чем указано в названной норме права.
Общеизвестно, что для достижения цели требуются и используются средства. В Толковом словаре «средства» рассматриваются как приемы, способы действия для достижения чего-нибудь. Сопоставляя толкование слов «способ» и «средство», можно заключить, что если способ - это действие, то средство - это способ действия, а следовательно, способ первичен, а средство вторично, т. е. средства выполняют вспомогательную роль по отношению к способу, они служат лишь для достижения цели.